Телепатия Москва «Мысль» - страница 3

26

О В. М. Бехтереве

- ученом и враче

гипнологе

Родство гипноза с естественным сомнамбулизмом д. М. Бехтерев видел в следующих их признаках: а) в гипнозе можно воспроизводить практически все признаки сомнамбулизма; б) амнезия как самый существенный признак глубоких стадий гипноза присуща и сомнамбулизму; в) в состоянии гипноза сомнамбулы вспоминают все, что с ними происходило в состоянии сомнамбулизма; г) больные, подвергавшиеся сеансам гипноза, иногда сами впадают в гипноз, так называемый автогипноз, и д) путем внушений в гипнозе возможно лечение сомнамбулизма.

В чем гипноз принципиально отличается от естественного сна? «Особенностью гипноза, - писал В. М. Бехтерев, - является скорее всего то своеобразное отношение между усыпленным и усыпителем, которое наблюдается в известных степенях гипноза, и амнезия всего внушенного в гипнозе, так как ни того, ни другого мы не встречаем в обыкновенном сне» .

Состояние гипноза наступает не самостоятельно, а вызывается посторонним лицом. При этом гипнотизируемый засыпает с мыслью о влиянии на него гипнотизера, и это приводит к своеобразному взаимоотношению между ними во время самого гипноза. Гипнотизируемый, писал В. М. Бехтерев, в «буквальном смысле слова становится машиной, заводные ключи от которой находятся в руках гипнотизера» .

Внушенные сновидения загипнотизированного входят в его психическую деятельность как нечто постороннее, не связанное с его личностью, и потому после выхода из гипноза наблюдается запамятование (амнезия) всего того, что происходило в гипнозе.

В пользу такого понимания механизма амнезии после гипноза В. М. Бехтерев приводит тот общеизвестный факт, что амнезия не наступает, если делается внушение: «По пробуждении все помнить!» Это сохранение воспоминаний имеет место благодаря тому, что все, что происходило во время гипноза, связывается с «я» гипнотизируемого и произвольно может быть воспроизведено в состоянии бодрствования. С этих позиций В. М. Бехтерев объяснял и природу постгип-вотического внушения, проявляющегося в виде какого-то поступка, галлюцинации, ложного воспоминания

27

О В. М. Бехтереве - ученом и враче-гипнологе

(так называемые ретроактивные галлюцинации), подавления ощущения (в том числе и боли), устранения внешнего восприятия (отрицательные галлюцинации), временного изменения личности усыпленного и т. д.

Бернгейм, Форель и др. объясняли постгипнотическое внушение тем фактом, что гипнотизированный за весь период между моментом внушения и его исполнением думает о нем, хотя сам этого не знает. В. М. Бехтерев считал, что здесь речь идет об ассоциации внушенного с каким-либо признаком срока его выполнения.

С начала XIX в. вплоть до наших дней идет острая дискуссия по вопросу о реальности внушенных в гипнозе психических и физиологических явлений. На самом ли деле усыпленный не чувствует боли или он силой воли подавляет внешние ее проявления? Ответ на эти вопросы В. М. Бехтерев искал при помощи экспериментального исследования. Он исходил из представления о том, что физиологические процессы, которым сопутствует боль, нельзя подавить волевым путем. Если усыпленный во время гипноза испытывает боль, то он может сознательно подавить крик и отдергивание руки и заявить, что он боли не ощущает, но он не может силой воли влиять на реакцию зрачков, сосудов, сердца и других органов.

На основании исследований В. М. Бехтерев делал вывод, что у «глубоких гипнотиков внушенная анестезия есть действительно реальный факт, а не продукт их воображения» .

Существенной особенностью гипноза является повышенная внушаемость в нем. Этот факт В. М. Бехтерев объяснил следующими причинами, составляющими суть самого гипнотического процесса: а) бездействием воли и рассудка усыпленного в гипнозе; б) внушения в гипнозе имеют характер более ярких чувственных образов, чем сновидения естественного сна; в) гипнотизер подчиняет себе волю загипнотизированного и пользуется полным его доверием; г) ограниченность восприятия внешнего мира, а чаще всего и целенаправленность этого восприятия зависит от желания гипнотизера. ,

В. М. Бехтеревым были проведены интересные опыты

^ 28

О В. М. Бехтереве - ученом и враче - гипнологе

по выявлению роли гипноза и внушения на образование" двигательных сочетательных (условных) рефлексов у человека .

Углубленное изучение гипноза привело к тому, что психологи стали обращать больше внимания на такое важное психическое явление, как внушение, которое в последние два десятилетия XIX в. стало предметом многочисленных исследований, в стороне от которых не остался и В. М. Бехтерев.

^ Внушение и телепатия. Ведущие психологи, психиатры, психотерапевты и гипнологи проявляли повышенный интерес к внушению - этому явлению человеческой психики. Интерес В. М. Бехтерева к изучению внушения был вызван рядом обстоятельств. Как выдающийся психотерапевт, он хорошо понимал, что внушение может служить одним из основных средств лечения. В психотерапии оно применяется как во время гипнотических сеансов, так и в состоянии бодрствования. Поэтому В. М. Бехтерев, пользуясь в своей практике этим лечебным фактором, не мог не изучить его природу, механизмы осуществления, условия применения и вообще его роль в жизни человека. Исследованиями этой стороны внушения занимался Бехтерев - ученый-психолог.

Внушение привлекало внимание В. М. Бехтерева и потому, что оно играло заметную роль во многих процессах общественной жизни. «В настоящую пору, - писал он, - так много вообще говорят о физической заразе при посредстве contagium vivum, или физических микробах, что, на мой взгляд, нелишне вспомнить и о contagium psychicum, приводящем к психической заразе, микробы которой хотя и невидимы под микроскопом, но тем не менее, подобно настоящим физическим микробам, действуют везде и всюду и передаются через слова и жесты окружающих лиц, через книги, газеты и пр., словом - где бы мы ни находились в окружающем нас обществе, мы подвергаемся уже действию психических микробов и, следовательно, находимся в опасности быть психически зараженными» . Роль такого «микроба» играет внушение. Диапазон действия внушения в жизни

29

О В. М. Бехтереве - ученом и враче-гипнологе

общества очень широк: это и воспитание в самом широком смысле, и коммуникативная деятельность, и лечебная практика и т. д. Все эти аспекты внушения были предметом научных исследований В. М. Бехтерева.

В соответствии с господствующими в конце XIX в. представлениями о внушении В. М. Бехтерев рассматривал его как непосредственное прививание тех или иных психических состояний от одного лица к другому, происходящее «без участия воли воспринимающего лица и нередко без ясного с его стороны сознания». Внушение принципиально отличается от убеждения как способа воздействия одного человека на другого. Убеждению присуща логика, нужны факты, критическое их освещение и ясность сознания. Внушение проникает во внутренний мир человека без критики и обсуждения, без сопротивления. При внушении идеи, чувства, мысли, выбор решений и т. д. проникают в «сферу общего сознания без всякого участия личного сознания» .

В акте внушения В. М. Бехтерев различал процедуру его осуществления и содержание. Он считал, что в определение понятия внушения следует включать как способ психического воздействия, так и результат этого воздействия. В слове «внушать», писал он, «мы подразумеваем не только особый способ воздействия на то или другое лицо, но и возможный результат этого воздействия, и, с другой стороны, в слове «внушение» мы подразумеваем не только достигнутый результат в психической сфере данного лица, но и в известной мере тот способ, который привел к этому результату» .

Как мы уже отмечали, сила внушения ярче проявляется в состоянии гипноза, когда подавлены воля и активное внимание усыпленного. Это возможно потому, отмечал В. М. Бехтерев, что «воля парализуется верой в силу гипноза и внушения и субъект не может на внушении сосредоточить волевое внимание, оно улавливается лишь непроизвольным вниманием...».

Какие факторы благоприятствуют внушению? Прежде всего доверие к тому, кто внушает. Далее следует

30

О В. М. Бехтереве

- ученом и враче

- гипнологе

отметить наличие господствующих идей в сознании отдельных лиц или целых групп людей. При таких условиях легко возникают всякого рода внушенные иллюзии и галлюцинации. «Когда, - писал В. М. Бехтерев, - господствует в населении или в группе лиц то или другое настроение и когда мысль работает в известном направлении, тогда у того или другого лица с психическою неуравновешенностью особенно легко появляются обманы чувств, по содержанию отвечающие настроению и направлению его мыслей, которые тотчас же путем невольного внушения, словесного или иного, сообщаются и другим лицам, находящимся в одинаковых психических условиях»

Близким по своей природе к внушению является самовнушение. Последнее отличается от первого тем, что прививание психических состояний обусловлено не посторонними влияниями, а внутренними факторами, источник которых находится в психической сфере лица, подвергшегося самовнушению.

Внушению принадлежит важная роль не только в сознании отдельной личности, но и в жизни общества в целом и отдельных его коллективов. «Можно сказать, - отмечал он, - что вряд ли вообще совершалось в мире какое-либо из великих исторических событий, в котором более или менее видная роль не выпадала бы на долю внушения и самовнушения» . Без учета роли внушения в мотивации поведения больших групп людей ряд социальных и исторических явлений может получить неполное, неточное, а может быть и неверное, истолкование.

Само собою понятно, что много внимания В. М. Бехтерев уделял внушению как лечебному фактору. Важнейшим условием эффективного применения внушения как лечебного средства является вера больного в действенность применяемого средства, вызывающая ожидание грядущего исцеления. Без такой веры невозможна никакая психотерапия, никакое лечение словом.

Интерес В. М. Бехтерева к роли внушения в общественной жизни был вызван не только потребностями теории, но и широко распространившейся практикой этого явления. Публикуемая в данном издании работа

31

О В. М. Бехтереве

- ученом и враче

гипнологе

«Роль внушения в общественной жизни» появилась в 1898 г. Это было время напряженной социально-политической активности различных слоев русского общества на пороге надвигавшейся революции и время широкого распространения различных религиозно-мистических учений и движений. Достаточно сослаться на такие явления, как малеванщина, эпидемии кликушества, увлечение спиритизмом, сеансы Софьи Штар-кер, чтобы понять интерес В. М. Бехтерева к внушению как фактору общественной жизни.

В своем научном творчестве В. М. Бехтерев не прошел и мимо проблемы телепатии, или внушения на расстоянии. Термин «телепатия» ввели в науку английские исследователи Герней, Майерс и Подмор в 1886 г. для обозначения некоторых загадочных явлений психики. В буквальном переводе с греческого телепатия означает чувствование на расстоянии. По утвердившейся традиции под телепатией понимают психический процесс, при котором возможна передача мыслей, чувств, ощущений, желаний, команд и т. д. без посредничества известных нам органов чувств и технических средств. Такой подход к пониманию телепатии предполагает возможность передачи психических состояний при помощи особой энергии и экстрасенсорного восприятия.

В настоящее издание включены работы В. М. Бехтерева, которые дают представление о его взглядах на это явление. И здесь, как и во всех областях науки, он руководствовался правилом: для того чтобы решить какой-либо вопрос с научных позиций, следует пользоваться методами, адекватными предмету исследования, и делать выводы лишь на основании бесспорно установленных фактов. Он не отвергал с порога возможность наличия явлений типа телепатических, но он требовал строго научной проверки всего, на что ссылались сторонники телепатии. В. М. Бехтерев подчеркивал, что в принципе не отрицает права на научный поиск в изучении телепатии. Но все то, что было получено в процессе изучения этого явления, убеждало его, что «все попытки доказать этот способ передачи мыслей на расстоянии более или менее непрелож-

32

О В. М. Бехтереве - ученом и враче-гипнологе

ным образом рушатся тотчас же, как только его подвергают экспериментальной проверке, и в настоящее время не может быть приведено в сущности ни одного строго проверенного факта, который бы говорил в пользу реального существования телепатической передачи психических состояний» .

У В. М. Бехтерева был большой личный опыт изучения «тайных пружин» угадывания мыслей в соответствующих сеансах. В работе «Как происходит так называемое «отгадывание мыслей» на подмостках театров?» В. М. Бехтерев раскрывает приемы, которыми пользовались «угадчики» мыслей, для того чтобы добиться нужного эффекта. Прием оказался достаточно рациональным и нехитрым. Речь шла о зашифрованном языке. Раскрытие психологического механизма этих сеансов давало возможность В. М. Бехтереву ответить на давно стоящий перед ним вопрос: «Содержится ли в такого рода представлениях на самом деле мысленное внушение, или это фокус?» Сомнений не было - это фокус. Для окончательного решения вопроса о возможности внушения на расстоянии В. М. Бехтерев считал необходимым исследовать проблему в экспериментах над животными. Эту работу он проводил в 1916-1919 гг. совместно с известным дрессировщиком В. Л. Дуровым на собаках. Суть эксперимента заключалась в том, что в результате внушений собаки должны были совершать какие-то задуманные экспериментатором действия: побежать в определенное место или сделать какие-то определенные движения. Первые серии опытов проводились с участием самого В. Л. Дурова. Результаты вызвали серьезные возражения с методической точки зрения, ибо нельзя было исключить общение экспериментатора с дрессированным им же животным при помощи определенных знаков, воспринимаемых животным при помощи органов чувств.

Для устранения методических недостатков первой серии опытов в дальнейшем их стали проводить при следующих условиях: 1) опыты осуществлялись без участия дрессировщика; 2) опыт проводился лишь Экспериментатором и его ассистентом; 3) записанное экспериментатором задание до конца опыта не сообщалось ассистенту; 4) собаки входили в эксперимен-

2-982

33

О В. М. Бехтереве - ученом и враче-гипнологе

тальную комнату лишь перед самым опытом; 5) сделав мысленное внушение, экспериментатор отгораживался от собаки ширмой или иным путем; 6) за выполнением задания следил только ассистент, не знакомый с тем, что внушал экспериментатор. Результаты и этой серии опытов были весьма скромными и неубедительными. На их основе В. М. Бехтерев делал вывод, что вопрос нельзя считать решенным и что проблема заслуживает дальнейшего исследования.

Как же смотрел В. М. Бехтерев на проблему телепатии со своей «энергетической» точки зрения? Он категорически отрицал существование нервно-психической энергии как своеобразной субстанции, лежащей в основе телепатических явлений. Это та же самая энергия, известная современной науке, которая при прохождении через сложные структуры живых систем, и в частности через нервную систему, превращается в нервно-психическую. Механизмом, при помощи которого в индивидуальном развитии высших животных и человека возникают сложные нервные структуры, порождающие психические явления и нервно-психическую энергию, является сочетательный рефлекс. Во всех случаях психической деятельности, даже и самой сложной с «точки зрения рефлексологической,-говорил В. М. Бехтерев, - дело идет о развитии сочетательного рефлекса на данные знаки».

Общим выводом, к которому приходит В. М. Бехтерев в результате многолетнего изучения проблемы телепатии, можно считать следующие его слова: «...что касается так называемого мысленного внушения на расстоянии, то нужно вполне определенно сказать, что до настоящего времени не было представлено ни одного безупречного и вполне убедительного факта, который бы говорил за возможность мысленного внушения на расстоянии. По крайней мере, все приводимые в этом отношении данные... не вполне выдерживают строгую критику»21.

Это было не только констатацией определенного итога изучения сложнейшей проблемы. Выдающийся ученый глубоко верил, что разгадка фокусов на театральных подмостках и отрицательные результаты

^ 34

О В. М. Бехтереве - ученом и враче - гипнологе

экспериментального исследования телепатии должны освободить научную мысль от мистификации в отношении будто бы доказываемой такими опытами непосредственной передачи мыслей на расстоянии от одного лица к другому с помощью так называемых N-лучей или какой-либо особой психофизической энергии2.

Однако надежды и прогнозы В. М. Бехтерева на снижение интереса к телепатии не оправдались, не оправдались они и по отношению ко всему оккультному вообще. В наши дни астрология, сеансы телепатии, лечение экстрасенсами, передача биоэнергии, вера в медиумов и ясновидцев, домовых и «разбушевавшийся дух»-самая настоящая эпидемия, наносящая огромный вред духовному и физическому здоровью миллионов людей.

В. М. Бехтерев оказался поистине пророком в своих утверждениях о том, что, чем больше будет средств воздействия на человеческую психику, способов передачи психического влияния на человека, тем более повальным будет увлечение таинственными явлениями человеческой психики. Как бы предвидя нашу сегодняшнюю действительность, он писал в 1894 г.: «Так как человечество вообще склонно преклоняться перед всем таинственным... то, без сомнения, те или другие приспособления и приборы, как бы увеличивающие действительную силу и значение производимых внушений, а иногда и обладающие в глазах внушаемого своего рода магической силой, получают огромное значение при всяком вообще психическом лечении» .

Миллионы людей, с надеждой ожидающие своего исцеления у экранов телевизоров во время сеансов А. Кашпировского, или покупатели газет, «заряженных» энергией А. Чумака, - бесспорное подтверждение пророчества В. М. Бехтерева. Месмер, Калиостро, Ганзен, Распутин и тьма гипнотизеров и лечителей прошлого могут лишь позавидовать им. И не только в плане успеха. Торжествуют идеи «флюидов», «животного магнетизма», «магнетической силы», «космических влияний», «биоэнергии» и т. д. В понимании сущности многих явлений психической жизни человека

2*

35

О В. М. Бехтереве

- ученом и враче

гипнологе

мы опускаемся к более низким ступеням развития наших знаний. В течение последних 150 лет наука (в том числе и благодаря трудам В. М. Бехтерева) доказала, что психика - это работа человеческого мозга, результат его «сочетательной» деятельности, а не проявление всяких сил и «энергий».

В. М. Бехтерев не только изучал, использовал и пропагандировал гипноз и внушение как лечебные методы, но и обращал самое серьезное внимание на условия и показания их применения. Он руководствовался важнейшим принципом применения любого лечебного средства - «прежде всего не вреди!». В этом отношении как врачи, так и все интересующиеся найдут в публикуемых работах В. М. Бехтерева много поучительного и полезного для себя.

В результате многолетних исследований В. М. Бехтерев создал оригинальную теорию о природе внушения как своеобразного психического явления, связанного с глубокими изменениями в структуре сознания. «...Сущность внушения, - писал он, - заключается не в тех или других внешних его особенностях, а в особом отношении внушенного к «я» субъекта во время восприятия внушения и его осуществления» .

^ Внушение, гипноз и структура сознания. Под влиянием сильно идеологизированной критики «рефлексологии» и «энергетизма» В. М. Бехтерева сложилось представление о том, что он не только не исследовал проблему сознания, но и вообще отрицал его. На самом деле все обстоит совершенно по-иному. Как мы уже видели, его представления о природе и сущности гипноза и внушения органически связаны с его взглядами на сущность и структуру сознания, на соотношение сознания и бессознательного.

Что же В. М. Бехтерев понимал под сознанием человека? В актовой речи «Сознание и его границы», произнесенной 8 октября 1888 г. в Казанском университете, он определял сознание как «ту субъективную окраску или то субъективное, т. е. внутреннее, непосредственно нами воспринимаемое состояние, которою или которым сопровождаются многие из наших психических процессов. Благодаря этой субъективной

^ 36

О В. М. Бехтереве - ученом и враче-гипнологе

окраске мы можем различать наши психические процессы по их сложности и тем или другим присущим им особенностям» .

В. М. Бехтерев различал две формы осознаваемости психических процессов. Первая из них - «ступени ясности сознания». С точки зрения рассматриваемого здесь вопроса о сущности гипноза и внушения эта сторона учения В. М. Бехтерева о сознании нас не интересует.

Другая форма осознаваемости, по В. М. Бехтереву, состоит в наличии в сознании различных психических процессов, отличающихся по их содержанию и отношению к личности человека, к его «я». В этом аспекте, подчеркивал он, правильнее было бы говорить «о специальных видах сознания по сложности его содержания, а не по степени самого сознания» 6.

Какие «специальные виды сознания» выделял В. М. Бехтерев? Низшей, начальной формой всякого человеческого сознания является такая его форма, когда в нем еще нет никаких ясных представлений, кроме восприятия собственного существования, кроме представления о том, что есть «я» и есть нечто другое, совершенно неопределенное. Вторым уровнем в структуре сознания является выделение в нем группы представлений о «я» как субъекте восприятия в отличие от «не-я», или объекта. На этом этапе возникает самосознание, представление о самобытности и неповторимости индивидуального человеческого существования. В этом сознании существенное место занимают представления о положении собственного тела в пространстве и о движениях его членов. Следующая ступень в структуре и развитии сознания связана с «сознанием пространства», когда человек может создавать пространственные представления об окружающем его мире. После «сознания пространства» следует «сознание времени». На следующей, более высокой ступени развития сознания появляется «сознание своей собственной личности». В нем господствуют элементы, составляющие интимное ядро личности человека. Сюда относятся прежде всего представления о нравственных, религиозных, правовых и прочих нормах. С этой формой сознания связаны и первые проявления воли чело-


6815479374057247.html
6815524249892052.html
6815699376827608.html
6815822106007362.html
6815890732480546.html